12.12.2018
  vnashemdvore.ru

Денис Юдин о «Невероятном преступлении…» и не только

Страница для печатиСтраница для печатиОтправить заметку по почтеОтправить заметку по почте
DSC00317-ispravlennoe.jpg

Накануне премьеры спектакля «Невероятное преступление Юли и Наташи» (уже случившейся в эти дни) мы встретились с режиссером этой постановки – Денисом Юдиным. Поговорили о том, как шла работа над спектаклем и как вообще обстоят дела в театре «Ангажемент» с точки зрения труппы. Лично у меня после этого разговора впечатления более чем оптимистичные. Такое ощущение, что в театре все только начинается!

Начнем стандартно: почему для новой постановки была выбрана именно эта пьеса? Леонид Окунев рассказал, что вы просто читали пьесы из шорт-листа конкурса «Евразия» и остановились именно на ней.

Да. Это не было заданием сверху – «что-то выбрать». Я сам начинал подыскивать материал, потому что как-то застоялся в этом смысле – давно не ставил. Да и предыдущую свою постановку считаю неудачной. И, в конце концов, организм уже требует что-то поставить. А Леонид Григорьевич предложил посмотреть «Евразию» и другие пьесы на мое усмотрение. Прочитав, я сделал несколько предложений.

После этого мы остановились на пьесе «Беруши» Олжаса Жанайдарова, «Невероятных приключениях…» Грекова и Муравицкого, и был еще вариант поставить «Как жениться на принцессе» Панчо Панчева. Из всего этого наиболее интересным мне показалось заняться сейчас именно «Приключениями…».

Но, все-таки, почему остановились на «Невероятных приключениях…»?

На самом деле, мне интересны все эти пьесы. Но вместе с Леонидом Григорьевичем мы решили начать именно с «Приключений…». И, признаюсь, за «Беруши» пока страшновато браться. Я чувствую, что эта пьеса  посильнее всех остальных по внутреннему содержанию, но зато «Приключения…» – это тот материал, над которым  можно поэкспериментировать, причем именно на малой сцене.

Как сформировалась постановочная группа?

Очень просто. Я моментально реагирую на тех людей, которые хотят работать. Мне кажется, самое важное, что должно происходить сейчас в театре «Ангажемент», это раскрытие наших потенциальных возможностей. Так, например, подобрались оба художника: по костюмам Людмила Кузнецова (которая сейчас, к сожалению, уехала, выполнив свою работу) и художник-постановщик Елена Крысанова, которая откликнулась сразу, как только я заговорил о возможности постановки этой пьесы. Так произошло и с актёрским составом команды. 

Команда, которая может работать, пахать стиснув зубы – для меня это самое важное сейчас.

Ассистент режиссера – Дмитрий Анисимов.

Так как времени на постановку выделилось немного, мне нужен был человек, который  бы занялся, помимо основной линии действия,  разработкой тех персонажей, которые мы ввели дополнительно. И так как Дима хочет свою дальнейшую жизнь связать с режиссурой, то, наверное, это тот самый случай, когда он может что-то попробовать на практике.

Мне кажется очень важным, чтобы  в наше прагматичное время даже минимальным творческим  желаниям человека обязательно находилась поддержка.

Мы придумали одну штуку – переходами от сцены к сцене руководят некие силы, которые создают атмосферу для основных персонажей и, в общем-то,  развивают сюжет. Я предложил Диме ту форму воплощения, к которой, как мне кажется, он неравнодушен. Пока я не буду говорить, что это такое.

Но все это мы увидим в спектакле?

Да, конечно! Это определенное существование той группы действующих лиц, в которой  он занят как актёр. В спектакле есть Юля и Наташа – основные персонажи, но есть и другие силы, какая-то такая компания, которая составляет контрапункт спектакля. И в основном Дима как раз был направлен в сторону разработки персонажей по этой линии действия. И ребята вместе с ним справляются с этим, по-моему, неплохо. У нас вообще отличная команда!

После интервью с Леонидом Окуневым, я так понял, что сам факт этой постановки и то, как она осуществляется, это…

Каша из топора (смеется).

Да, и это тоже. Но сейчас я о другом. Это и желание что-то поставить, обратиться к современной драматургии, и в то же самое время полное отсутствие денег на постановку большого спектакля.

И малого, как выяснилось. Но благодаря тому, что ребята держатся, благодаря тому, что у нас есть огромное желание сделать эту работу, спектакль создается. Сейчас такие условия, что мы буквально по сусекам наскребли на этот «колобок».

Вот. По причине финансовых проблем театр смог позволить себе только камерную постановку своими силами, но, вместе с тем, появилась возможность обратиться к своей малой сцене – использовать ее по назначению, для постановки небольших спектаклей, эскизов, читок. И по сути это будет первый вечерний спектакль для малого экспериментального зала «Ангажемента», если не считать «Носферату», который запросто играется и на большой сцене.

Да, возможно.

И сейчас ты говоришь о том, что в данный момент появилась и успешно работает отличная команда, которая целиком и полностью укомплектована собственными силами театра «Ангажемент». Может быть, это дело получит свое развитие, и вы продолжите свою самостоятельную работу - займетесь организацией читок…

Леонид Григорьевич много об этом говорит и меня как-то подвигает на это дело. Но, честно говоря, я не очень понимаю практического смысла этих читок. Для меня читка – это кухонный процесс. Он не должен выдаваться как окончательный результат, с моей  точки зрения. Поэтому, я не думаю, что как способ общения со зрителем, это полезно.

Я не говорю, что это хорошо или плохо, но заниматься в театральном мире этим стало модно. И мы это делаем – в процессе работы. Но именно только в процессе работы. Вообще читки могут происходить на фестивальных территориях, на территории Москвы или даже Екатеринбурга, то есть там, где сосредоточено огромное количество искушенной театром публики. Там, где огромное количество актеров, режиссеров, которые могут в плане эксперимента устраивать какие-то читки. Или для сугубо профессиональных целей, или для обмена методическим опытом.

В нашем же театре это вряд ли сможет дать какие-то положительные результаты. Разве что когда-нибудь после. Сейчас для нас важнее другое: воспитание театрального зрителя.

Иначе говоря, если как-то самим и использовать эту малую сцену, то, с твоей точки зрения, для постановки новых спектаклей?

Да, ее нужно использовать в том предназначении, в котором она должна использоваться как пространство для спектаклей.

Но вернемся к «Юле и Наташе». Насколько я знаю, изначально планировалось участие в спектакле и Леонида Окунева.

Да, изначально это планировалось. Но, к сожалению, Леонид Григорьевич сейчас занят решением директорских задач. Пока его участие в спектакле нереально.

А остальные роли?

Главные роли достались двум актрисам: Юле Шек и Кате Душиной. Если бы их не было в театре, я крепко бы подумал, ставить ли вообще этот спектакль в "Ангажементе". Андрей Захаренко и Альбина Захаренко как-то органично влились в молодую среду актёров и тоже будут играть немаловажные роли. 

Ринат Гарифуллин, Дима Анисимов и Виталий  Мигунов играют по несколько ролей. В эту команду попал и новый артист театра – это Никита Герасимов, который в параллель с Ринатом Гарифуллиным будет играть роль мальчика Мити. Кстати, Никита у нас сейчас сидит и на звуке – по совместительству он делит ставку с основным звукооператором.

Подобралась работоспособная и любящая своё дело компания! Хотя, конечно, обязательно возникают и споры, и жесткие ситуации – без этого никуда. Но всегда это происходит на очень важном для меня профессиональном и теплом уровне, и не выходит за рамки взаимного уважения.  

Я не знаю, каков будет наш результат. Мне немного страшно в последние дни, потому что нам  только-только привезли декорации, и мы еле успеваем справляться с их быстрым освоением. Что получится в итоге –  не знаю. Но сам процесс, в котором дело основано на взаимопонимании, терпении и труде – всё это не может не дать положительных результатов.

Я так понимаю, сейчас складывается та команда, которая может с завидной периодичностью выдавать спектакли, пробовать, что-то делать, развиваться. Причем делать это вместе, наблюдая за своими спектаклями, работая над ними.

Конечно!

Ведь в основном в «Ангажементе» ставят приглашенные режиссеры, которые не следят за жизнью своих спектаклей. Из постоянных только Михаил Заец и Михаил Поляков.

Я согласен. Большой плюс данной постановки в том, что здесь все свои, и если что-то  не так, что-то упущено, то мы всегда можем это подкорректировать и дополнить. Хотя, в этом смысле я согласен с Михаилом Давыдовичем Поляковым – спектакль должен быть готов к премьере полностью.

Вообще Михаил Давыдович мой, пожалуй … ну, и если он позволит назвать себя моим  педагогом, то я бы с удовольствием его так назвал. И к тому же для меня он  человек с большой буквы. Его профессиональный уровень абсолютно ничем не ниже уровня лучших столичных режиссеров.

Так, отвлеклись мы немного на Михаила Давыдовича. Но не мог не сказать, раз упомянули его имя!

В общем, как я понимаю, такая задумка и перспектива есть – чтобы этой командой работать и дальше, принимая в свои ряды все больше и больше людей.

Да. Самое главное, чтобы мы продолжали любить это дело и могли бесконечно «терпеть друг друга»... Вот, например, когда шел прогон «Примадонн», Виталий Мигунов подходит ко мне и говорит: «Денис, я не могу уйти из театра». Я спрашиваю: «Что такое?» А он отвечает: «Я не могу. Я вижу, что идет репетиция, и не могу уйти домой». И вот когда в человеке сидит эта «зараза», тогда театр жив в этом человеке. И театр живет за счёт этого человека. Театр должен видеть, понимать и поддерживать это. Многое зависит от поддержки.

От поддержки…

Поддержки внешней, внутренней, со стороны людей, и руководителей, и Леонида Григорьевича. Мы все равно не можем работать только для себя. Нам необходим отклик, понимание того, что мы нужны. Некая студийность – с одной стороны это хорошо, это какой-то энтузиазм, желание. Но когда это желание не поддерживается, то оно в определённый момент улетучивается или перерождается в апатию. Раз театр ждал этой «студийности», нужно умело её сохранять и взращивать, преобразовывать в крепкую профессиональную подготовленность.

И все эти финансовые проблемы, все это, я думаю, уладится.

Какие-то конкретные планы дальнейшей работы этой командой есть? Или пока ничего такого нет?

Этот костяк сохранится обязательно! Для себя я его однозначно сохраню. Точно! И если произойдет  вдруг что-то чрезвычайное, то буду грызться за него, биться и просто так в обиду этих людей не дам.

Я надеюсь, что у нас все такие в театре «Ангажемент». Мы все большая дружная команда. Просто нужно кому-то сделать вот этот толчок для нового развития. Чтобы все это ожило, зажило и вышло на какой-то новый качественный уровень. Чтобы все забыли про то, что такое этот «третий вызов», наконец-то.

Мы упоминали о новом актере театра - Никите Герасимове. Как он вписался в вашу команду? У него ведь уже есть первая роль – в «Мещанине…»

Есть. Мы, правда, так и не разобрались, кто он в спектакле: «Жак» или «Жан». Все время смеемся и путаем эти имена.

Никита очень молодой, открытый  и работоспособный парень. И дай ему бог, чтобы он продолжал в этом духе. Все у него тогда будет в порядке. Театр – дело молодых. И дело не в возрасте, а в желании жить и создавать.

Я к нему сейчас присматриваюсь и… думаю скоро начну вводить в спектакль «Когти, крылья, два хвоста» на свою роль. Он как раз подходит для неё, а мне пора заканчивать играть подростка Людвига. В этом смысле Никита появился вовремя.

Теперь вопрос не о премьере, а о тебе. Известно, что еще весной у тебя были планы по уходу из театра. Случился прощальный спектакль «Трехгрошовая опера», и вообще очень много говорили об этом. Но потом ты сыграл и в «Мещанине – дворянине», и осталась «Диканька…», а теперь ставишь новый спектакль. Что изменилось за это время? И какие планы были ранее?

У меня было предложение идти работать в качестве актера в один из московский театров к мастеру, у которого я учился на режиссуре. Сначала  я согласился. Но в «Ангажемент»  пришли люди, которые оказались мне близки по духу и как-то зацепили меня. Произошел серьезный разговор дома с женой, а потом я просто сел, спокойно подумал и в результате остался там, где подсказало остаться мое сердце. Вот и все.

Это твое решение имеет какое-то ограничение по времени?

Всё может быть. Сейчас такое время, что, к сожалению, мы не можем предположить даже то, что будет с нами через час. Стоит произнести: «Да, я только здесь, я бьюсь в одну точку!» - завтра же произойдут такие события, что твои планы перевернутся с ног на голову.

Я с удовольствием проработал бы всю жизнь в театре «Ангажемент». Главное, чтобы у нас было планомерное развитие. Мне не нужно каких-то огромных территорий, мне важно, чтобы мы двигались в творчестве, делали хороший продукт, качественный, как можно более качественный.

Сейчас Денис Юдин – это совсем режиссер, или и актер, и режиссер?

Нет-нет, актер! От своей природы не убежишь. Я начал скучать по репетициям как актёр. Хочется играть, играть и играть. Обязательно! Но не могу играть в спектаклях мной поставленных. Невозможно полноценно погрузиться в роль, проработать нюансы.

И хочется какую-то такую большую роль сыграть, потому что сейчас у меня ее, как оказалось, нет. Есть в «Мещанине… » эпизод, есть Меркуцио, есть Черт. Но хочется что-нибудь новое, какой-то прилив нужен.

А как у режиссера, какие планы? Есть свой режиссерский портфельчик?

Есть. Очень хотелось бы поставить классику. Но пока мы не готовы…. Возможно, кто-то ещё из наших возьмётся за следующую постановку. Вдруг, Дима скажет: «Хочу!». Я отвечу: «Давай!» Я не считаю себя единственным режиссером. Мне кажется, в этом смысле театр меняется, и роль режиссера-постановщика-идеолога уходит на второй план. Сейчас важно организовать это дело и дать каждому возможность проявить себя в этом процессе.

И не надо себя ни в чем останавливать. Надо максимально работать, работать, проявлять себя каким-то образом, не останавливаться. Нужно постоянно заставлять себя работать: в драматургии, в режиссуре… Получается, не получается – надо пробовать. Не сидеть, сложа руки. Ни в коем случае не ждать у моря погоды. Никто нам просто так ничего не даст, пока мы сами не создадим что-то. Хоть из воздуха. Из воздуха можно создавать!

3 октября 2011 г.

Фото предоставлено Молодежным театром «Ангажемент»

Автор: 
Королевич Никита (www.korolevich.livejournal.com), специальный корреспондент ИА"В нашем дворе"