11.08.2022
  vnashemdvore.ru

Сверхновый рынок труда: к чему готовиться бизнесу?

Страница для печатиСтраница для печати

НН.RU делится прогнозами главного эксперта hh.ru по рынку труда, что может ожидать бизнес, HR и людей.

Рынок труда — неотъемлемая часть экономики, его развитие всегда связано с тем, что происходит с бизнесом и людьми. Кто-то из экспертов сравнивает текущую ситуацию с началом 90-х, кто-то вспоминает 1917 год, делая акцент на теме национализации. При этом все сходятся во мнении, что с подобной ситуацией не сталкивалась ни одна развитая страна. Попытаемся представить, какие эффекты можно прогнозировать при условии отсутствия видимых потрясений.

Возможный негативный эффект:

·         Жёсткий разрыв общемировых цепочек ценности, которые создают люди. Безусловно, Россия была плотно встроена в мировую экономику, и сейчас резко теряется всё то, что нарабатывалось десятилетиями. И речь идёт не только о производстве, но и о продажах, потреблении. Кто и каким образом будет это восполнять — открытый вопрос.

·         «Децифровизация» экономики. Реальность такова, что Россия потребляет большое количество импортных продуктов и услуг, мгновенно и полноценно заменить их на отечественные не получится, особенно в высокотехнологичных отраслях. В сложившихся условиях возможна примитивизация экономики.

·         Удар по сырьевым и смежным отраслям. По данным Росстата на январь — ноябрь 2021 года, экспорт в России на 60% превышает импорт. В условиях значительного снижения внешнего спроса ситуация для этого сектора экономики будет наиболее болезненной.

·         Прямая взаимосвязь: при ограниченных потребностях внутреннего рынка нет необходимости в масштабном производстве, а значит, не будет нужного количества работы для компаний и людей.

Возможный позитивный эффект:

·         Создание новых цепочек ценности.

·         Ориентация на российских потребителей.

·         Новые возможности с Востока: изменение региональной структуры занятости, усиление потоков миграции — ситуация, при которой Москва и Петербург не будут единственными центрами притяжения.

·         Импортозамещение западных товаров и услуг, которое по некоторым направлениям уже началось. Велика вероятность того, что оно будет медленным и крайне сложным.

·         Даже в рамках одних и тех же отраслей будут компании, которые смогут перестроиться и выиграть, и те, у кого не получится.

Что это означает для бизнеса?

Возможный негативный эффект:

·         Серьёзная турбулентность, с которой справятся не все. В итоге рынок покинут неэффективные игроки бизнеса. Малый бизнес сейчас выглядит сегментом с наибольшими угрозами из-за невысокого запаса прочности. С другой стороны, есть альтернативный сценарий развития событий, когда представителям малого бизнеса удастся переориентироваться и встроиться в новые цепочки потребления — в гигантские бизнесы, которые сами по себе так быстро перестроиться не смогут.

·         Новые бенефициары неизбежно столкнутся со сложностями от разрыва цепочек. Будут актуальны вопросы: как производить, кому продавать, как доставлять и будет ли спрос при низкой платежеспособности населения.

·         Сильнее всего пострадает сфера услуг, поскольку люди в первую очередь начнут экономить на этой статье расходов. История в первую очередь коснётся крупных городов. По данным того же Росстата, в сфере услуг и обслуживания населения занято более 6,5 млн человек, не считая продавцов (5,3 млн) и водителей (6,8 млн).

Возможный позитивный эффект:

·         Бизнес поймёт (если этого пока не произошло), что люди — главный ресурс. Именно им предстоит создать новую цепочку ценностей и выстроить новую реальность. Топ-менеджмент усвоил урок кризиса 2009 года, что вернуть грубо уволенных людей, когда всё наладится, крайне сложно. Бережное отношение к сотрудникам — это история тесной кооперации HR-департамента и бизнеса, которая прослеживалась на протяжении предыдущих двух лет и проявляется сейчас.

·         Работа над эффективностью бизнес-процессов, в том числе и в HR в целом и в подборе в частности. Многие компании бросают это начинание, потому что создается обманчивое ощущение, что всё и так работает. Пора «перестать бросать», а плотно с этим работать.

·         Потребуются эффективные менеджеры с подтверждёнными результатами работы и навыками антикризисного управления, чтобы преодолевать негативные сценарии.

·         Появятся новые бенефициары на освободившихся нишах потребительских товаров с огромным потенциалом найма.

·         Локальное производство может стать одним из таких новых ярких бенефициаров. В связи с этим через какое-то время должен вырасти спрос на инженерно-технический персонал и на рабочие/сервисные роли в производстве.

Как ситуация может отразиться на регионах?

Кто может пострадать сильнее всего:

·         Самые крупные и технологичные регионы/города за счёт большой турбулентности в сфере услуг.

·         Регионы с не диверсифицированной структурой экономики.

·         Моногорода — и это дискуссионное утверждение, поскольку всё зависит от развития событий.

·         Торговые (портовые) «окна», ориентированные на Запад: Калининград, Санкт-Петербург, Мурманск.

Возможный позитивный эффект:

·         В условной сибирской деревне не будет заметно внешних изменений на рынке труда и больших потрясений, за исключением сокращения и удорожания линейки товаров

·         Перенос центров притяжения с запада России на восток, где в случае переориентации экономики будут формироваться новые финансовые, производственные и логистические узлы. Города за Уралом могут приобрести новый вектор развития.

Люди в бизнесе

Возможный негативный эффект:

·         В большей степени пострадают люди, которые работают в компаниях, тесно вплетённых в мировую экономику, а также стоящие у руля цепочки создания ценности. В основном речь идёт о белых воротничках, занятых не столько в иностранном бизнесе, сколько ориентированных на европоцентричный рынок.

·         Одни потеряют работу, а другие столкнутся с менее явными, но болезненными проблемами, связанными с занятостью — простои, неполное рабочее время, изменение системы оплаты труда и прочим. Соответственно, люди будут стараться разными любыми способами компенсировать нехватку денег, то есть искать любые возможности подработки. Как следствие: чем больше сотрудники будут уставать, тем вероятнее снижение эффективности и производительности труда.

Возможный позитивный эффект:

·         Основная масса людей имеет невысокий доход, поэтому последствия экономического шока для них будут менее болезненными. Какую-то часть компенсации возьмёт на себя государство, уже заметны меры поддержки бизнеса.

·         С начала 90-х люди прошли серьёзную рыночную школу, накопили профессиональные и личные связи, а также опыт преодоления тяжёлых экономических кризисов (1998, 2008, 2014, 2020 годы). Именно такие работники будут центром притяжения в компаниях. Возможны сдвиги в корпоративной культуре.

·         Навыки людей в возрасте 45+ могут оказаться востребованными. В 90-е было примерно всё можно, но никто не знал как; сейчас примерно ничего нельзя, но многие понимают, как можно/нужно выживать.

Подбор персонала

Возможный негативный эффект:

·         Высокая турбулентность в подборе в первой половине 2022 года, когда ситуация может меняться ежедневно.

·         Воронка подбора на входе сильно расширится, что грозит ростом количества нерелевантных откликов от людей, потерявших работу совсем в других сферах.

Возможный позитивный эффект:

·         Расширение воронки среди некоторых компаний может рассматриваться и позитивно: часть работодателей намерены воспользоваться ситуацией и забрать с рынка лучших.

·         Инструменты автоматизации подбора и CRM по управлению подбором будут актуальны как никогда — рекрутеры смогут нанимать быстрее и продуктивнее.

·         Способность управлять эффективностью через аналитику подбора будет неотъемлемой задачей HR — с помощью бесплатного сервиса hh.ru «Аналитика по этапам подбора» можно отследить, на каком из этапов показатели конверсии требуют изменений, и получить рекомендации, чтобы увеличить конверсию переходов соискателей на следующий этап.

Про людей в целом

Возможный негативный эффект:

·         Люди ещё не отошли от постковидного синдрома, новый стресс чреват дополнительным снижением эффективности и производительности труда.

·         Различия во мнениях в коллективе грозят обернуться конфликтами, и это тоже сказывается как на производительности, так и на атмосфере в команде/компании.

·         Отток линейного персонала летом за город.

·         Повышенный и токсичный информационный фон, с которым нужно работать, прежде всего, HR-специалистам. Проявлять заботу о сотрудниках можно по-разному. Чтобы сориентироваться в ситуации внутри компании и позаботиться о себе и коллегах, мониторить настроения, собирать просьбы и поддержать тех, кому трудно, рекомендуем использовать бесплатный шаблон опроса на платформе обратной связи kakdela.

Возможный позитивный эффект:

·         Снижение текучести: сотрудники будут держаться за работу и, как и в случае с бизнесом, осознавшим ценность людей, поймут, что компания — это важно.

И наконец, ответ на главный вопрос, который волнует сегодня всех — начнётся ли глобальная безработица? Для подобных прогнозов сегодня слишком много неопределённостей. Всё очень многослойно и многомерно. Если экономику ждёт коллапс, то безработица неизбежна. Но возможен и более положительный сценарий — я склоняюсь именно к нему. Думаю, уже летом мы сможем увидеть более ясную картину будущего рынка труда.


 

Автор: 
НН.RU