25.05.2018
  vnashemdvore.ru

А у нас во дворе…

Страница для печатиСтраница для печатиОтправить заметку по почтеОтправить заметку по почте
Dvornik.jpg

                                          ****

Раньше я любил снег. Теперь я его ненавижу, а все потому, что с некоторых пор работаю дворником. Быть может, через тысячу лет напишу повесть о дворнике. Ведь это же целый мир, целая философия.

                                             ****

Пойти в заведующие метлой меня нужда заставила. В прошлом году жена слетела с работы, а на подъезде вывесили объявление, мол, так и так требуется дворник, оклад две тыщи (!) рублей. И хотя в собственном доме мести двор и убирать мусорные баки как-то зазорно, решили рискнуть. Успокаивал себя тем, что вставать будем ни свет, ни заря и в четыре руки быстренько управляться. Так что никто не увидит. Пару месяцев продержимся, а там повалит снег, мы, естественно, не станем справляться и руководство ЖКХ попросту даст нам пинка под зад.
Кто же мог знать, что рассчитывая проработать всего лишь до «белых мух», я, похоже, пожизненно прописался на этом поприще. Уже и жена давно вернулась на свою прежнюю работу, а я все как неприкаянный бреду в свою дворницкую каморку, достаю исшарканную метлу и разболтанную лопату. Не заметил, как пошел уже на вторую зиму. Оказалось, что дворниками на многих дворах просто некому работать и, если в первые дни мастер строго указывала на мои недостатки, то нынче, узнав о моем желании покинуть сей пост, чуть ли не слезно упросила: «Да уж работайте, как можете, только не увольняйтесь».

                                                    ****

Как я устраивался. В жилищно-коммунальной конторе, которая располагалась в подвале, сидела симпатичная мастер Ольга Юрьевна. Мелькнула грешная мысль: «Да с таким мастером у меня метла сама будет в руках плясать. Силы удвоятся, я и без жены готов буду управляться. Э-эх, служебный роман». Ольга Юрьевна сразу взяла меня в оборот: «На кой ляд вам ваш дом? Двор неудобный, асфальт кривой. Я вам дам лучше другой дом. Оклад чуть поменьше, но к зиме обещают выплачивать «городские» (Две тысячи к окладу из городской казны), да и восемь подъездов не сравнить с тринадцатью». В довесок она вручила мне две метлы из березовых веток и будто на крыльях любви с новой (по совместительству) профессией я понесся домой. Метлы, кстати, пришлось перекрутить более мощной проволокой. Прежнюю, видимо, берут на помойке где-то, она тут же рвется и метла рассыпаются.

                                                   ****

Мой двор оказался действительно славным. Ровный, словно военный аэродром. Метлу я вскоре забросил и подметал бетонные плиты комнатным веником. Ну и шут с ним, что спина в три погибели, зато вверенная мне территория была словно языком вылизанная.

Будильник заводил на шесть утра, хотя через пару недель почему-то уже просыпался самостоятельно ровно за пять минут до звонка. Причем с таким ощущением,  будто во сне тебя кто-то оглоблей шарахнул и вот ты проснулся, глаза выпучил в утренней мгле и пялишься словно рыба безмолвная шарами на потолок.

                                                     ****

   Оказывается, профессиональные дворники обслуживают по нескольку домов. Самая колоритная дворничиха – Рая. Всякое утро она несется на своих коротких ногах из одного угла Войновки в другой. За ней громыхает жестяная ванна на колесиках. В нее Раиса собирает пивные бутылки, жестяные банки, бесплатные рекламные газеты, которыми заваливают подъезды. Причем извлекает она это все не только из мусорных контейнеров, которые принадлежат ей. По ходу своего шествия она заглядывает и в баки своих коллег. Все это она потом сдает, благодаря чему имеет дополнительную копейку.

   - А чо, жить-то надо как-то, деда кормить. А они еще (видимо имелось в виду руководство ЖКХ) сняли с меня тысячу. На горбу нашем в рай хотят въехать. Да видала я все в гробу! Я пойду разбираться! Я так не оставлю!! Я неграмотная – меня не выгонят. Восемь лет здесь работаю – без меня уже никуда. Я и свои дома убираю, и когда просят за уборщиц подъезды почистить, когда те заболели, – я не отказываю. А они, суки, тысячу сняли. Не-е, я неграмотная, мне терять нечего.

   Зубов у Раи практически нет, поэтому я не сразу врубаюсь, о чем она говорит. Один, пожалуй, единственный зуб слегка выходит наружу, отчего она чем-то напоминает бульдожку. Мне неловко смотреть на зуб энтот, убегаю от него глазами и все равно ничего окромя его не вижу. Раиса бесстрашная, чувство справедливости из нее плещет словно шампанское из растрясенной бутылки. Мне кажется, что она в состоянии насадить на этот свой зуб и начальника, и всю жилищно-коммунальную систему со всеми потрохами.

   Бесхитростная, интересная женщина, она удивительным образом вселяет  в меня какую-то в чем-то уверенность: «Будем работать, Сергей. Я так не оставлю, у меня есть горячий телефон, мне терять нечего». Она давно уже убежала, а в ушах все стоял ее торопливый голос. Я все раздумывал: «До чего же удивителен наш народ. Ежели на Западе, к примеру, зачастую выходят бороться за свои права люди грамотные, и, которым есть что-то терять, то у нас все наоборот. Рвутся в самый отчаянный бой лишь те, что неграмотны и, которым «терять нечего».

Автор: 
Сергей Дворкин-Задворкин